НОВОСТИ ХАЙ-ТЕК
Понедельник, 26.02.2018, 00:39
Завантаження...
Пользовательского поиска
Поиск

Меню сайта

Форма входа

Категории раздела
КОСМОС [353]
СВЯЗЬ [186]
ЭНЕРГИЯ [72]
НАУКА [505]
ПЛАНЕТА [616]
ИНТЕРНЕТ [611]
АНЕКДОТ [123]
IT-технологии [1809]
СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО [61]


Система регистрации в каталогах, статьи про раскрутку сайтов; форум, услуги продвижения и рекламы сайтов; контекстная реклама
PEOPLEnet
Поиск

Календарь
«  Май 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Архив записей

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Международное объединение Форекс трейдеров
    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Главная » 2010 » Май » 25 » Догоним или перегоним?
    17:28
    Догоним или перегоним?
    Недавнее заседание президентской комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики было посвящено телекоммуникациям и информтехнологиям. Что и говорить, отрасль самая что ни на есть инновационная. Вот только место, которое занимает отечественное ПО как на внутреннем, так и на внешнем рынке, увы, пока не соответствует амбициям технологически передовой державы. Есть ли шанс "догнать и перегнать" Америку и войти в число мировых лидеров с помощью своих IT-разработок?
    Есть ли шанс "догнать и перегнать" Америку и войти в число мировых лидеров с помощью своих IT-разработок? Об этом на страницах "Итогов" спорят Сергей Белоусов, глава компании Parallels (мировой лидер систем автоматизации работы облачных структур), и Андрей Свириденко, председатель правления группы компаний SPIRIT (разработчик средств обработки аудио- и видеотрафика).

    С одной стороны

    Сергей Белоусов: "Россия может порождать мировых лидеров уровня Microsoft, Google, Apple".

    Сергей, вы верите, что Россия сможет войти в число мировых высокотехнологичных лидеров с помощью своих IT-разработок?

    - Я вижу много аргументов за. Образованная страна - это, безусловно, одно из главных наследий Советского Союза и гонки вооружений. Но приток свежеиспеченных выпускников вузов не решает всех проблем. Чтобы заниматься разработками новых технологий, требуется не только образование, но и опыт. Нужно построить очень большую и эффективно работающую систему разработки продуктов. А это подразумевает определенную культуру, которая существует в немногих странах мира. По большому счету только несколько стран в мире обладают подобным опытом: США, Германия, Япония и Россия.

    - Почему же мы не видим победы российских IT во всем мире?

    - Есть почва для инноваций, но для того чтобы на ней выросло что-то полезное, ее нужно обрабатывать - нужны предприниматели и инвестиции. В России с этим пока большие проблемы. И это неудивительно. Развитие по инновационному пути - это процесс. Его нельзя заставить произойти мгновенно. Инновационное предпринимательство началось у нас году в 91-м - еще и двух десятилетий не прошло. Но за это время появилось большое количество компаний, которые достигли мирового уровня: "Лаборатория Касперского", "Яндекс", Mail.ru, Parallels, Acronis, ABBYY, 1С, ЦФТ и другие. Темпы появления таких компаний выше, чем во многих других странах. Многие из них работают в сфере облачных вычислений, то есть IT, потребляемых через Интернет, - это та сфера инноваций, где можно достичь очень хороших результатов мирового уровня.

    - Таких, которые станут ощутимыми для всей экономики?

    - Именно так, потому что они будут стимулировать развитие малого бизнеса, позволяя получать недоступные ранее IT уровня больших компаний за маленькие деньги. В целом это огромная область с огромным потенциалом. Здесь нет экспортных законов, экспортных налогов, не нужна сложная логистика и производства на специальных заводах не нужно.

    - Иными словами, инновационные разработки ПО должны ориентироваться в первую очередь на внешний, а не на внутренний рынок?

    - Инновационная экономика, которая направлена только внутрь, вообще вряд ли возможна. Инновации требуют денег, в том числе на дальнейшее их улучшение. Поэтому для того, чтобы на равных соревноваться с глобальным конкурентом, надо выходить на мировой рынок.

    - Все здорово, но с маленькой оговоркой: сегмент ПО для Интернета уже успешно осваивают Microsoft, Google и т. д. Не опаздываем ли?

    - Весь смысл жизни IT-рынка - в смене лидеров. Безусловные мировые IT-лидеры десятилетней давности - Sun, Digital, Novell - вообще ушли со сцены. Зато за 10 лет возникли Salesforce, Amazon, VMware, чей доход исчисляется миллиардами долларов. Сегодня, завтра, послезавтра возникнут новые IT-лидеры. Ими могут стать российские компании со своим ПО, которое разработано в России. У России есть уникальная черта - это одна из немногих стран в мире, которые могут не просто разрабатывать ПО, но порождать мировых лидеров уровня Microsoft, Google, Apple.

    - С чего же надо начинать, имея в виду создание целой отрасли?

    - Собственно, начинать-то ничего не надо. Как венчурный партнер могу сказать, что у нас есть большое количество стартапов, способных превысить по капитализации планку в миллиард долларов. И при этом готовых конкурировать на мировом рынке, потому что у всех есть собственная передовая технология и сильная команда разработки. Области приложения разные: игры, речевые технологии, машинный перевод, виртуальное присутствие, облачные вычисления.

    - Почему они не очень заметны?

    - Команд много, но они небольшие. По мировым меркам и Parallels, и "Лаборатория Касперского" невелики. Просто потому, что еще очень молоды. Зато по скорости роста они точно входят, думаю, в первую десятку мира. "Прикручивают" к технологиям продвинутый маркетинг, систему продаж и потихонечку растут, заполняют перспективные ниши. На сегодняшний день мы имеем много точек роста, и это замечательный процесс. Но процесс этот надо подталкивать. Чтобы приблизиться к уровню США, нужна развитая инвестиционная экосистема, которой у нас почти нет. Это в Америке повсюду бизнес-ангелы - фактически это деньги семьи, родственников, на которые они и создают свои стартапы в гаражах. У нас такого нет, а частный бизнес не может всех их заменить и профинансировать все хорошие идеи. Придется государству взять на себя роль пассивного миноритарного акционера инновационных компаний на различных стадиях их развития.

    - В разговорах о российском ПО обычно говорят о налогах...

    - Безусловно, то, что начинающие разработчики облагаются большими налогами, не дает в краткосрочной перспективе никакой экономической выгоды ни бизнесу, ни государству. Потому что в стартапе мало сотрудников, и налоговые сборы с них соответствующие.

    Кстати, в Германии налоги очень большие, а технологическое предпринимательство сильно развито. Просто между инновационной активностью и налогами нет прямой связи. Все дело в наличии сбалансированной инвестиционной экосистемы, куда входит и подготовка кадров, и пиар технологичного предпринимательства. В США образцы для подражания для школьников и студентов, продвигаемые в газетах и журналах, - Стив Джобс, Билл Гейтс, Ларри Эллисон, а в России подростки хотят стать олигархами, что для инновационной экономики не очень полезно. Нужно, чтобы внутри страны был какой-то знак типа "Разработано в России" - как символ высокотехнологичных достижений, которыми начинающие и преуспевающие бизнесмены будут гордиться. Льготное налогообложение - это лишь одна из мер, с помощью которых можно снизить себестоимость разработки ПО. Более критична ситуация с рынком интеллектуальной собственности.

    - Что из этого самое важное?

    - Я бы поставил на первое место наличие людей. С идеями. Все это в мире давно известно: приглашение иностранных школьников, студентов, упрощение миграции для профессоров и специалистов. На втором месте - простота организации бизнеса для стартапа, на третьем - венчурное финансирование. Чтобы это работало, нужна разнообразная государственная поддержка, не обязательно прямое финансирование. Знаете, как действует Стэнфордский университет, находящийся в сердце Силиконовой долины? Выпускников мотивируют к созданию коммерческих компаний, а не к работе на государство или в университете. Профессоров стимулируют консультировать эти компании. Получается, что работа в реальном бизнесе ускоряет академическую карьеру. Упрощается передача технологий между наукой и бизнесом.

    - Нужны ли специфические меры помощи? Госпротекционизм, например, в виде госзаказа или иных методов регулирования спроса?

    - Внутренний спрос, конечно, полезен, но гораздо важнее условия для развития предпринимательства. Деревья растут даже на камнях, а у нас какая-никакая инновационная почва все же есть. Ее-то и нужно улучшить. Если же этого не сделать, до мирового лидерства добегут не все, а лишь самые выносливые.

    С другой стороны

    Андрей Свириденко: "Мы вынуждены отвоевывать российский рынок, уже захваченный американскими софтверными монополистами".

    Андрей, может ли Россия стать мировым лидером с помощью своих IT-разработок?

    - Претендовать на позицию номер один в области высоких технологий, к сожалению, малореалистично. Хотя бы в пятерку войти. Да, в России есть сильные программисты, их немало. Они сидят в основном в сервисных компаниях, работающих по бизнес-модели офшорного программирования. На круг более двадцати тысяч российских программистов работают на американские продуктовые компании. Россия экспортирует сервисов на 2 миллиарда долларов, и вся созданная интеллектуальная собственность по контракту передается американским заказчикам их услуг. При этом Россия импортирует готовый американский программный продукт, причем на ту же сумму - 2 миллиарда долларов в год.

    - Но у нас есть компании со своими IT-продуктами.

    - Давайте сразу договоримся, что тягаться с США как с первой IT-державой бессмысленно. Там работают десятки тысяч софтверных компаний, и сотни миллиардов долларов за последние 25 лет вложены в индустрию программных продуктов. У нас же конкурентоспособных на мировом рынке разработчиков собственных программных продуктов, которые владеют интеллектуальной собственностью, очень мало. Сервисным компаниям жить гораздо проще - они лишь исполняют поставленные клиентами задачи. А создание коммерческих программных продуктов - очень тяжелый бизнес, которому государство вообще не помогает. Потому и задействовано в нем существенно меньше сил, чем в сервисном. Ведь компания должна сама себе сказать, какой продукт создавать, и глубоко понимать рынок.

    В России такого опыта анализа и международного продуктового маркетинга очень мало. Почти все известные продуктовые софтверные компании у нас созданы давно, и за последние 10 лет почти не появилось новых команд мирового класса. Более того, порог вхождения в этот бизнес стал выше, потому что страна потеряла свое ценовое конкурентное преимущество в связи с существенным, более чем в 5 раз, удорожанием рабочей силы программистов за последние 10 лет. Иными словами, на мировом IT-рынке перед нами - Великая Китайская стена американских софтверных монополистов, и конкурировать с ней фронтально мы не можем - для победы во фронтальном наступлении нужно троекратное преимущество в силе, а сила - это мозги, деньги и опыт. А можем только вести партизанскую войну: точечные вылазки и локальные бои.

    - Где затевать эти локальные бои?

    - Рассчитывать на прорыв можно в тех сферах, где у нас есть явное конкурентное преимущество, - их в общем-то немного. Это те сегменты рынка, которые сейчас находятся в критической точке развития, например область связи: на нее посягают интернет-операторы мультимедийных услуг нового типа, такие как Skype, Google, Microsoft.

    - Раз такие направления известны, нужно взять разработчиков, переселить в инногород и…

    - Что "и..."? Идея концентрации мозгов, опыта и денег в одном месте - это правильная идея. Во всем мире инновации лежат поверх пластов хорошо функционирующей инфраструктуры, потому и российские деньги пока уходят на строительство базовой инфраструктуры. Но это не инновации, это real estate. В том же Зеленограде вовсю идет строительство корпусов, закупается старое зарубежное производство процессоров, а вот концентрации опыта, денег и мозгов там не видно.

    Надо предложить талантливым людям место, где удобно и приятно работать и денег можно заработать. Для этого нужен теплый финансовый климат - как в Калифорнии или в технопарке Sophia Antipolis на юге Франции. Причем создавать такой климат нужно всем инновационным и софтверным компаниям, а не только тем, кто поселится в закрытых зонах - инногородах.

    Сами по себе программисты, сколько их ни концентрируй, и нового продукта не создадут (потому что не знают, каким он должен быть), и не сделают его популярным (потому что продукт надо агрессивно продавать). Концентрировать надо не столько программистов, сколько опыт, воплощенный в продуктах, опыт продаж и маркетинга. Но в России есть явный дефицит людей, которые понимают, как продавать российские инновации на мировом рынке. Хорошие мозги в отсутствие видения рынка - это то, что мы имеем сейчас. Это и производит такое грустное впечатление.

    - Может быть, тогда спрятать до лучших времен амбиции мирового разработчика, а ориентироваться на внутренний рынок?

    - И туда, и туда надо ориентироваться. Сейчас ведь очень значимый момент в развитии нашей страны. В 90-х годах инновации в России никому не были нужны, потому что надо было строить дома, магазины, кормить людей, и мы, российские инноваторы, вынуждены были быть экспортерами своих программных продуктов. В то время как родная страна закупала американский софт и компьютерное железо. А теперь, когда дороги проложены, здания построены и Интернет проведен, пора думать о том, чтобы крупные российские компании и государство покупали российские же программные продукты. Главная помощь российским инноваторам сегодня - это не строительство очередного технопарка или зоны инноваций, а оплаченный спрос внутри России, ставка на то, чтобы государственные и частные корпоративные клиенты активнее покупали конкурентоспособные отечественные программные продукты.

    - Как это можно сделать на практике?

    - Да, сегодня мы живем в условиях, когда разработчики ПО вынуждены отвоевывать рынок в своей собственной стране, уже захваченный американскими софтверными монополистами. Как выйти из этой ситуации? Путь очевиден: чем больше российские клиенты будут покупать российское ПО, тем будет лучше всем - и разработчикам, и бизнесу, и государству, то есть экономике. Особых проблем я не вижу, ведь научились же наши специалисты покупать зарубежные продукты, интегрировать их друг с другом, создавая большие сложные информационные системы! И здесь то же самое: задумываясь об установке нового ПО, нужно в первую очередь рассматривать отечественные предложения мирового уровня - они есть в разных нишах.

    - Для серьезных проектов информатизации нужно системное ПО. Вы считаете, что нужно разрабатывать отечественную ОС Windows?

    - Вовсе нет. Когда заходит речь о выборе ПО, нужно думать не об отдельном автономном продукте, а о ПО, приспособленном к последующей интеграции. Потому что думать надо в первую очередь о том, какие задачи стоят перед компанией и как их лучше решить. Вот почему в сфере информатизации так высока роль программных платформ - это ведь ключевое звено, ось, на которой держатся всевозможные прикладные системы. Это тот рынок, за который в конечном итоге насмерть бьются производители. Может быть, ставить вопрос о немедленной разработке российской платформы рановато: нет еще четкого понимания, что это за зверь такой - не ОС Windows же повторять в самом деле! Надо идти вперед и системно думать об отечественном ПО в IT-проектах. Конечно, даже в самом лучшем случае вровень с американской Силиконовой долиной нашим разработчикам не встать ни за год, ни за два - это процесс на 10-20 лет. Но заниматься этим надо - и пристально. Конечно, если мы действительно хотим, чтобы в инногородах и парках росли не только кактусы на подоконниках, а расцветали инновации.


    Категория: ПЛАНЕТА | | Теги: интервью:, компьютеры, россия, Модернизация, технологии | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    валютный рынок форекс
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Copyright MyCorp © 2018
    Сделать бесплатный сайт с uCoz
    Система регистрации в каталогах, статьи про раскрутку сайтов; форум, услуги продвижения и рекламы сайтов; контекстная реклама